Новости: мама и ребенок

К вакцинации будут обязывать всех детей без противопоказаний

Отсутствие прививки не основание закрыть двери перед ребенком. Уже вскоре народные депутаты собираются сделать эту мечту многих родителей нормой. В первом чтении одобрили законопроект, где отменили запрет невакцинированным деткам посещать коллективные учреждения.

Читать полностью...

Обьявления

Обьявления



Типы отцов

Распространенные типы современных отцов

А теперь давайте на примере распростра­ненных сегодня типов отцов посмотрим, ка­кие роли играют сегодняшние мужчины в семье и как они влияют на представления детей об окружающем мире, обществе и на их дальнейшие религиозные и мировоззрен­ческие убеждения.

«Тираны». Это очень строгие, автори­тарные отцы, у которых в жизни крайние воспитательные меры являются нормой. Когда такой отец приходит домой, дети бы­стренько втягивают головы в плечи, пото­му что если что-то не так, то спуску уже не жди. Как в стишке: «А дома вся семья орет, сердитый муж детей дерет». Дети при та­ком отце сызмальства приучаются быть ти­хими лицемерами, стараясь жить незамет­но для грозного папаши. Ни его одобрение, ни наказание на самом деле не доходят до их сердец — больше всего на свете они мечтают быть «подальше от начальства — поближе к кухне». Всякая власть и в буду­щей жизни будет внушать им ужас, хотя без нее они все равно не смогут обойтись, так как не привыкли к самостоятельным решениям. Другой крайностью, у волевых детей, явится закоренелое бунтарство, же­лание ниспровергнуть любой авторитет, пе­ременить Родину, общественный строй и моральные устои, так как все они призыва­ют человека к самоограничению, которое нестерпимо для бунтующего «вечного ре бенка», живущего в душе подобного рево люционера. Но оба этих типа, «раба» и «буи таря», будут одинаково несчастливы, так как им будет очень сложно повзрослеть то есть научиться состраданию и ответствен­ности за судьбы ближних, реальных лю­дей. В отцовстве эти два типа равным обра­зом будут повторять ролевую функцию сво­его отца, компенсируя свое недостаточное мужество и взрослость за счет угнетения собственных детей и жены.

Если человеку, воспитанному в такой семье, скажут, что Бог — Отец, это очень сильно отразится на его духовной жизни. Он представит Бога неким кесарем, абсо­лютным тираном. Не секрет, что многие из нас именно так и представляют Бога — как Личность, чьей неотъемлемой функцией является наказание. Такие люди вспомина­ют своего земного отца дающим подзатыль­ник за любую провинность и представляют Бога, своего Небесного Отца карателем, на­казывающим за грехи. Как следствие — эти люди наиболее подвержены страсти уныния: совершив грех, они впадают в от­чаяние, не понимая того, что одно из свойств Божиих — величайшая милость.

«Подкаблучники» — это отцы слабые, которые не воспитывают по-настоящему своих детей потому, что не могут и не жела­ют контролировать ситуацию в семье и брать на себя ответственность за решения. Нередко в таких семьях матерям прихо­дится перехватывать инициативу в свои руки. И когда в каком-то деле дети пыта­ются положиться на подобных отцов, папы детей об окружающем мире, обществе и на их дальнейшие религиозные и мировоззрен­ческие убеждения.

 

«Тираны». Это очень строгие, автори­тарные отцы, у которых в жизни крайние воспитательные меры являются нормой. Когда такой отец приходит домой, дети бы­стренько втягивают головы в плечи, пото­му что если что-то не так, то спуску уже не жди. Как в стишке: «А дома вся семья орет, сердитый муж детей дерет». Дети при та­ком отце сызмальства приучаются быть ти­хими лицемерами, стараясь жить незамет­но для грозного папаши. Ни его одобрение, ни наказание на самом деле не доходят до их сердец — больше всего на свете они мечтают быть «подальше от начальства — поближе к кухне». Всякая власть и в буду­щей жизни будет внушать им ужас, хотя без нее они все равно не смогут обойтись, так как не привыкли к самостоятельным решениям. Другой крайностью, у волевых детей, явится закоренелое бунтарство, же­лание ниспровергнуть любой авторитет, пе­ременить Родину, общественный строй и моральные устои, так как все они призыва­ют человека к самоограничению, которое нестерпимо для бунтующего «вечного ре бенка», живущего в душе подобного рево люционера. Но оба этих типа, «раба» и «буи таря», будут одинаково несчастливы, так как им будет очень сложно повзрослеть то есть научиться состраданию и ответствен­ности за судьбы ближних, реальных лю­дей. В отцовстве эти два типа равным обра­зом будут повторять ролевую функцию сво­его отца, компенсируя свое недостаточное мужество и взрослость за счет угнетения собственных детей и жены.

Если человеку, воспитанному в такой семье, скажут, что Бог — Отец, это очень сильно отразится на его духовной жизни. Он представит Бога неким кесарем, абсо­лютным тираном. Не секрет, что многие из нас именно так и представляют Бога — как Личность, чьей неотъемлемой функцией является наказание. Такие люди вспомина­ют своего земного отца дающим подзатыль­ник за любую провинность и представляют Бога, своего Небесного Отца карателем, на­казывающим за грехи. Как следствие — эти люди наиболее подвержены страсти уныния: совершив грех, они впадают в от­чаяние, не понимая того, что одно из свойств Божиих — величайшая милость.

«Подкаблучники» — это отцы слабые, которые не воспитывают по-настоящему (•моих детей потому, что не могут и не жела­ют контролировать ситуацию в семье и »>рать на себя ответственность за решения. Нередко в таких семьях матерям прихо­дится перехватывать инициативу в свои руки. И когда в каком-то деле дети пыта­ются положиться на подобных отцов, папы переадресовывают все это маме. Дети ви­дят, как папа робеет перед очередной жиз­ненной проблемой, как он не может с ней справиться, и такие дети вынуждены ста­новиться лидерами для самих себя. Очень рано они становятся «неуправляемыми», начинают курить, употреблять наркотики, бросают школу, рано бросают дом и устрем­ляются на поиски приключений. Всем сво­им видом они демонстрируют свою само­стоятельность, внутренне отчаянно нужда­ясь в мужском авторитете, так как бремя свободы не создано для детских плеч. Чаще всего необходимый авторитет они находят среди шпаны, ведь именно в уличной «ту­совке» есть пусть видимая, но сплочен­ность, власть лидера, жизненные цели. Ре­бенок не в состоянии определить, что эти цели глубоко ложны, а в результате — сло­манная жизнь.

Детям, выросшим в подобных семьях, при одном только упоминании о вере и Боге, хочется сразу же усомниться в Его необхо­димости и существовании. Они думают: а вдруг Бог опоздает, а вдруг что-то не полу­чится, а вдруг Ему до меня нет никакого дела. Те, кто более развит в интеллектуаль­ном смысле, тут же заявляют, что Бог это некоторая абстрактная сила, некая выс­шая субстанция, разум или еще что-нибудь. В их понимании Бог — столь же расплыи чатое существо, как амеба или их собствен ный отец. Для своих детей они выбирают политику невмешательства, говоря, что «ты должен во всем разобраться сам».

«Деловые люди» — это отцы, которые знают своих детей «по голове поверх газе­ты». Они очень заняты — бизнесом, карье­рой. Они очень рано уходят из дома и очень поздно возвращаются. В доме полное изоби­лие. Там все есть, во что одеть детей, во что обуть, чем накормить, но отцов своих дети не видят. Приходя с работы, отцы отправ­ляются в свой кабинет, включают компью­тер и продолжают там работать. Ребенок заг­лядывает к нему в комнату и говорит: «Папа, вот у меня рисунок». Полминуты папа рассеянно смотрит на рисунок, потом говорит: «Угу» — и снова поворачивается к монитору. Ребенок внутренне сжимается и уходит из кабинета. И больше он не придет. Он знает, что есть в жизни важные дела и есть мелкие. Он сам — это не важное дело. Он думает, что папину любовь можно заслу­жить, лишь совершив что-то важное. Убе­жать из дома, стать наркоманом, прыгнуть с парашютом, заработать много денег, стать знаменитым и т. п. и т. д. Такой ребенок всегда будет помнить о своей незначитель­ности, даже если станет Биллом Гейтсом. Ведь ничто не сможет дать ему любящих и внимательных папиных глаз. Бог для таких детей — «очень важный папа», Которому никогда нет дела до человечества.

«Питеры Пэны». Помните вечного мальчика, созданного английским писате­лем Джеймсом Барри? «Питеры Пэны» — это отцы, которые сами желают остаться вечными детьми. Чаще всего, дети для них — полная неожиданность, от которой им хочется побыстрее отделаться. Они веч­но увлечены фотографией, мотоциклами, походами, дайвингом или легким флиртом. В компьютере у них полно игрушек, а на работе они — душа компании. Дома появ­ляются только для смены рубашек и нос­ков, предпочитая отсиживаться за компью­тером или болтать по телефону. Живут они припеваючи и играючи, отчего дети чаще всего любят таких отцов глубокой и нераз­деленной любовью. Даже если женщине удастся сохранить брак с таким мужчиной, она сама будет нести на своих плечах груз ответственности и материального обеспече­ния семьи, ведь у мужа, даже хорошо зара­батывающего, деньги кончаются в самый неподходящий момент. Дети подобных от­цов чаще всего становятся жертвами ран­них половых связей, различных сект и ок­культных сообществ или, наоборот, вырас­тают с комплексом внутренней ненависти ко всему легкомысленному, стремясь до­казать всем и каждому свою взрослость и гениальность.

Вера и религия, нравственные нормы у таких детей чаще всего вызывают непони­мание как некое бессмысленное ограниче­ние. Некоторые же, наоборот, компенсируя недостаточность авторитета, ищут веру по­строже и повластнее: ислам для них более предпочтителен, чем христианство, а уж если православие — то с веригами и сухо­ядением в посты. Может быть, именно по­этому сегодняшние верующие родители, напуганные «вечной молодостью» своих отцов-шестидесятников, хотят держать детей в ежовых рукавицах?

Что же такое хороший отец? Нам кажет­ся, что если мы опишем его простыми сло­вами, он будет выглядеть так: это сильный духом, принципиальный, исполняющий свое слово и в поощрении и в наказании. Дети таких отцов уверены, что если папа сказал — значит так и будет. К этому папе можно сесть на колени и рассказывать всё. Его будут интересовать проблемы малень­кого ребенка, как свои собственные. Он будет с ним говорить, он будет ему совето­вать, — для ребенка же папа — совсем не отсталый, не из «прошлого поколения», когда еще не было компьютеров, — он очень актуально и насущно решает повседневные школьные проблемы, непростые отношения со сверстниками. Хотя он не знает совре­менных терминов и молодежного сленга, но папа «вполне продвинутый», он всегда может посоветовать, что нужно в конкрет­ной ситуации. Никогда не прогонит, но и не даст спуску, если ребенок виновен. Вот это самое здоровое представление об отце. И когда ребенок такого папы приходит к Богу и ему говорят: «Бог — Отец», то Бог стано­вится близок и понятен; когда Бог касается его, этот человек может сказать: «Бог меня любит так же, как любил папа. Ему близки мои проблемы». Если этот человек, может быть, уже не имеет земного отца, он полу­чает достойнейшую и лучшую замену.

Нам очень хотелось бы донести до всех мужчин одну простую истину: отец нуж­дается в ребенке так же, как ребенок — в отце.

Сегодня каждый из нас ответственен за то, как дети будут воспринимать наш мир и кто станет их идеалом. Будет ли это мрачный образ жестокого отца, и человек будет враждебен к миру, или это будет об­раз любви, и такому человеку будет понят­но, как жить в мире, и Кто такой Бог. Если сегодня мы являемся жертвами множества неверных образов, то, став верующими людьми и поняв свое предназначение, мы должны суметь спасти от ложного миропо­нимания наших детей.

Эту, конечно же, неполную главу о слу­жении отца нам бы хотелось завершить сло­вами Эриха Фромма: «Связь с отцом совер­шенно другая. Мать — это дом, из которого

мы уходим, это природа, океан; отец не пред­ставляет никакого такого природного дома. (...) Но хотя отец не представляет природно­го мира, он представляет другой полюс че­ловеческого существования: мир мысли, ве­щей, созданных человеческими руками, за­кона и порядка, дисциплины, путешествий и приключений. Отец — это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в мир»1.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Новости православия

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий: «Обнимем друг друга любовью Христовой. Во имя мира, во имя жизни»

Проповедь Предстоятеля Украинской Православной Церкви в день празднования Крещения Руси и 1000-летия преставления святого равноапостольного князя Владимирав Киево-Печерской Лавре.

Читать полностью...
 
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Немеркнущий идеал святости

Проповедь Предстоятеля Русской Православной Церкви по случаю 1000-летия преставления св. равноапостольного князя Владимира в Храме Христа Спасителя 28 июля

Читать полностью...

Статистика

Пользователей : 70890
Статей : 916
Ссылки : 12
Просмотрено статей : 1942638

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 12 гостей